?

Log in

No account? Create an account
Ирина Бурмистрова
22 December 2013 @ 03:56 am
Сам себя не спасешь от тоски - никто не спасёт -
Протягивает кольцо.
Этот новый год
Отличается от других.
Джингл беллз в нью-йоркском метро -
Песенка для своих,
а свои - весь мир.

Если вычесть из года похороны друзей,
Останется тридцать дней.

Ты протягиваешь кольцо,
Я тебе закрываю глаза.
Небоскребы стоят защищают мир,
Над ними летит бирюза.
 
 
Ирина Бурмистрова
25 August 2013 @ 01:00 pm
Человеческий голос не может подняться наверх -
Разбивается в камни о звезды и метеориты,
Возвращаясь назад к опустившейся голове.
И я палец приставлю: только не говори ты.

Пробирайся сквозь дым очистных, молоко облаков,
Невесомую космоса пыль или дыры на ощупь.
Не зови свою смерть, свою память, останься без слов.
Говори только с призраками, только ночью.

А со мной помолчи. Символ больше, чем нить языка.
Без потерь это лето прожить нам никак нельзя.
 
 
 
Ирина Бурмистрова
25 August 2013 @ 12:52 pm
Нас учили смотреть в микроскоп, находить вакуоли,
Расщеплять мандарин и засовывать под стекло,
И рассматривать то ли клетки, то ли
Оранжевое вещество.

И динамо-машину крутить или пружинить.
Говорить I'm from Russia и It's all right,
Чтобы каждой клеточкой своей жизни,
Как Динамо, бежать и играть,
Как стекло, отражать и пускать.

Иногда мне противно, как школьный
Круглый двор подметать.
А сейчас хорошо, like a pony,
Как невеста, играть и скакать.
 
 
Ирина Бурмистрова
25 August 2013 @ 12:49 pm
Восторг - и вот в твоих волосах светлячки.
Я слышу музыку - только не вздумайте петь.
На сцене корчатся бодрые старички -
Всем бы так умереть.

Смеется в голос, квохчет, горчит труба.
Мои раскрытые уши ее вбирают.
Я стану огненным зверем - твердит она,
Квакает и потухает.

Растет Луна из дыма своей печи,
Холодной рампе в такт подпевает нежно:
Я буду куколкой в платьице из парчи -
Ночной одежде.

И вдруг, как бабочка, падает и молчит
В траве несвежей.
 
 
 
Ирина Бурмистрова
03 May 2013 @ 10:14 pm
холодно дому
деревьям холодно
я не согреюсь
не уезжай
больше никуда

жалость к себе
и к деревьям сжалась
осталась
со мной
распалась
не уезжай
пожалуйста

стол мне не нужен
город запружен
мокро весне
на моем лице

я иду гулять
я не лягу спать
пока не проснутся птицы
когда он возвратится
чирикнут и улетят

---
хочешь накрою пледом
подарю ван гога
до его приезда осталось немного

птицы стучат
друг о друга клювами
деревья молчат и голубь-увалень
мертвый лежит как дурак

я выхожу на балкон
выхожу на улицу
чтобы услышать город
стараюсь совсем не сутулиться
но забываюсь

рокот военных самолетов
подготовка к параду
летят над моим домом
так им и надо
поспать бы надо
но птицы еще не поют

---
мама купила мне
статуэтку хасида
стоит на полке
вокруг жирафы всех размеров и видов
уютно ли ему

голыми лапками птицы
ходят по моему
карнизу
еды им дать не могу

когда он вернется
когда ты вернешься
я тебе покажу
мертвого голубя
пейсы и скрипку
воробьиную болтовню

привези мне пожалуйста рыбку
пойманную в строю
 
 
 
Ирина Бурмистрова
30 March 2013 @ 03:39 pm
Я люблю тебя, я люблю тебя -
повторять без конца
три этих слова,
и откуда я знаю
с самого детства,
что они означают?
 
 
 
Ирина Бурмистрова
18 March 2013 @ 12:46 am



                                      Полине Мешковой

В Женевском озере живут смешные рыбы:
усы длинны и выпуклы глаза.
Им снится ночью девочка Полина,
и рыбы ей пытаются сказать
на гулком водном рыбьем языке
(он в озере приятней, чем в реке):

Когда-то на Лемане жил старик.
Он бабочек ловил и был велик,
он шахматы любил и помнил снег
в фонарике над питерской Морской.
Американский русский человек
в большом плаще и с доброю душой.

Я тоже помню этот снег и рёв
отважных львов, блестящих под дождём,
и берег Мойки, и красивый дом,
и яркие фонарики на нём.

И ты увидишь всё это во сне
и улыбнёшься в доме-колыбеле
в цветущем марте, солнечном апреле,
и навсегда запомнишь - страха нет,
есть добрые цветы, жучки и звери
и где-то далеко пушистый снег.

 
 
 
Ирина Бурмистрова
28 December 2012 @ 12:44 am
 


И чёрный цирк уехал, город вымер,
дрожит декабрь огнями голубыми,
опала и плашмя лежит листва,
эквилибристы крутят мир без сна,

жонглёрский шарик лопается в снеге,
луна скрепит резиной ржавой в небе,
скрежещет лес. Над площадью глаза
гигантские горят, моргают красным.

Уехал цирк, и в город безобразный
рождественская сказочка пришла.

 
 
 
 
Ирина Бурмистрова
26 November 2012 @ 01:16 pm
Приснился маленький Гитлер, лет шести-семи, но уже с усиками. Он, судя по всему, был юным и довольно бездарным композитором, сидел на скамейке с очень обиженной мордой за спиной у отца. Тот играл на пианино и приговаривал: «Вот и у того-то (фамилии не запомнились) музыка лучше, чем у тебя, и у того-то». Минигитлер закипал.

Потом он попытался выдуть мыльный пузырь из тонкой пипетки - естественно, безуспешно, и сделался окончательно несчастным ребенком.
Tags:
 
 
Ирина Бурмистрова
09 October 2012 @ 12:09 am
 


Слушай каждое слово моей истории.
Далеко-далеко, где туман не касается гор,
а забор
упирается в море,
есть тайник, где лежит моя боль.

Под скалой, где не слышно ни звука,
где только горе,
похоронены детские книжки со страшным концом.
Если встанешь лицом,
увидишь сороку, несчастного Лёньку
и расставанье с отцом.

В глубине, если щупать руками, наткнешься на грот -
там моя подростковая тезка живет,
пишет дурно, а смотрит влюблённо.
Обходи её
дальше по склону,

по пещере - увидишь мой крест.
Он творожную массу ест,
смешивает шоколадом,
а потом по больному - так надо -
бьёт - и шприцем вздевает прохладу -

наступает мой ад. Никого. Тишина.
Нет ни звука,
и первая строчка одна
в темноте гуляет по кругу.
В общем, если сжимаю руку
так, что больно,
иди туда
и разрушь это все без следа.